Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Сирітству — ні!»
Rozvitok Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Екатерина Галлямова: «Нужно полюбить, понять и принять ребенка таким, какой он есть»

– Сережа появился в нашей семье семь лет назад, когда ему было три годика, – рассказывает жительница Одесской области Екатерина Галлямова читателям портала «Сиротству – нет!» Фонда Рината Ахметова. – Взять ребенка под опеку было, можно сказать, общим решением семейного совета. Мы все дружно мечтали воплотить в жизнь все свои педагогические способности и родительские потребности. И надеялись, что сирота, попав в тепло и уют нашей счастливой семьи, начнет бурно развиваться, станет как минимум вундеркиндом. Сережа, которому сегодня 10 лет, не стал им, но мы любим этого мальчика таким, какой он есть. Мы поняли, что когда брали ребенка в свою семью, то были не вправе писать для него какую-то роль, рисовать какой-то образ, которому он якобы должен и обязан соответствовать. Мы поняли, что были неправы. Мы любим его таким, каким он есть. И он будет решать сам, каким ему быть. А мы можем только помочь стать на путь, который изберет он сам.



– Мое желание взять ребенка в семью было навеяно, наверное, тем, что от своего родного папы я была наслышана о том, как, оставшись во Вторую мировую войну без родителей, он оказался в детдоме, – продолжает Екатерина Галлямова. – Когда отец стал самостоятельным, еще долгие годы навещал этот детдом, приходил к директору, потому что больше близких у папы не было. Родители нужны всем детям, время от времени они возвращаются в отчий дом, а детдомовские дети – в детдом, к педагогам и няням, которые их вырастили.

Подвигла женщину к этой идее и ее общественная работа. Еще в юности Катерина была пионервожатой в младших классах, позже – волонтером.

– И вообще я люблю детей, у меня к тому времени был опыт воспитания: моей дочери исполнилось тогда 12 лет, сыну – девять. Несмотря на то, что мой младший сын – ребенок с особенными потребностями, мы были счастливой семьей и хотели осчастливить еще одного ребенка.

Решение взять сироту в семью поддержали все. Сначала Галлямовы предполагали, что станут усыновителями, но в службе по делам детей Екатерине рассказали, что для начала можно взять ребенка под опеку – так его быстрее передадут на воспитание. А усыновление можно оформить и позже.

Ребенок, который стал подопечным, нашелся сразу. Едва увидев Сережу в интернатном учреждении, куда направила Екатерину служба по делам детей, она решила: «Берем!» Дочь и муж ее решение поддержали. Сережа был здоров и развит на свой возраст.

– Мы считали себя образцовыми родителями и уже планировали, что Сережа будет, как папа, то есть как мой муж, инженером-строителем, – вспоминает собеседница. – Мы с дочкой строили планы: будем помогать Сереже учить уроки, когда он пойдет в школу, и он вскоре станет лучшим учеником в классе. В общем, мотивация у нас была классически неправильная. В результате страдали все долго, и мы – мечтатели, и наш подопечный Сережа. Адаптировался наш мальчик в семье нескоро.

В течение долгого времени ни один член семьи не был для Сережи главным взрослым. Он долго не понимал, где границы дозволенного. Не понимал того, что нельзя брать папины инструменты и учебники старшей сестры. А самым большим испытанием стал как раз тот период, когда Сережка пошел учиться. Мальчик сменил несколько школ. Он не слушался, мешал заниматься другим. Екатерину постоянно вызвали в школу.

И только одна классная руководительница смогла понять ребенка, найти подход к нему и стала на его сторону, когда родители одноклассников потребовали, чтобы мальчика перевели в другую школу.

– Это была подготовительная платная школа. И родители, которые платили за обучение своих детей, соответственно требовали убрать моего ребенка из класса, так как он мешал обучаться их детям, – вспоминает женщина. – Узнав о том, что мальчик был принят в семью, эта учительница вообще отказалась от наших взносов за обучение и упорно занималась с Сережей бесплатно. Переводить его куда-нибудь она отказалась и подготовила его к первому классу. А первый класс Сережи дался нам всем особенно тяжело. В результате за последние три года мы сменили три школы…

В поисках решения проблемы Екатерина прочла массу статей по психологии и педагогике, немало полезных материалов нашла и на портале «Сиротству – нет!» Фонда Рината Ахметова. Она стала участницей многих видеоконференций и семинаров по вопросам воспитания детей, принятых в семью. И сейчас посещает группу поддержки приемных родителей «Беседка».

Летом 2016 года Екатерина получила предложение отправить ребенка в летний лагерь социально-реабилитационного центра Sunshine, где работают специалисты по детской травме, прошедшие школу такого знатока детских травм, как Марек Внук. Помогают как раз в таких сложных случаях. В Sunshine работают, в том числе, и с детьми, которые были приняты в семью, но долго не могут в ней адаптироваться. Работают и с приемными родителями. Взрослых консультируют в основном дистанционно, в режиме Skype и телефонной связи.

– До этого момента мы с Сережей никогда не расставались надолго, мы не виделись более месяца, – рассказывает Екатерина. – Когда я поехала забирать ребенка, педагоги и психологи, работавшие с Сережей в летнем лагере, заверили меня, что мы с ним очень привязаны и нужны друг другу. Просто обоим нужно было отдохнуть один от другого, посмотреть на ситуацию со стороны. Мне необходимо было научиться держать себя в руках и попробовать начать принимать ребенка таким, какой он есть. Не навязывать свое виденье его интересов, а прислушаться к его потребностям, понять, что же интересно ему. Не скажу, что контакт с Сережей после его пребывания в Sunshine сразу установился такой, как мне бы хотелось, но мы начали движение навстречу друг к другу. Я стала больше работать над собой, над своей реакцией на поведение ребенка. Я начала побеждать себя, стала на сторону ребенка.



Сережа сегодня учится в четвертом классе, все еще неусидчив, но уже не создает в классе той обстановки, в которой учиться никто не может. А по уровню знаний он теперь один из лучших в своей школе среди сверстников!

У мальчика появились увлечения. Сережа проявил интерес к паянию – теперь он изготавливает необычные игрушки из старых электрических деталей. Дома десятилетний Сережка уже починил и включил все, что не работало и не включалось!

– Я стала прислушиваться к ребенку и поняла, что ему просто нужна более «высокая планка», притом во всем, – рассказывает Екатерина. – Отвела его в студию акробатики, где занятия ведут молодые действующие артисты цирка, ему понравилось. Мы с Сережей сблизились за прошедший год, нам стало интересно вместе, мы теперь успешно договариваемся о том, о чем не могли договориться все время его жизни в нашей семье.

Екатерина открыла для себя нового мальчика: веселого, позитивного, не по годам практичного, настоящего будущего мужчину-хозяина, который все починит и позаботится о том, чтобы в холодильнике были продукты.

– Я открыла для себя и талантливого ребенка. Сережка хорошо поет, развлекает всех пантомимой и акробатическими трюками. И при этом он сморит на жизнь с практической стороны: интересуется, кто сколько зарабатывает и сколько что стоит. Он уже прикидывает, где и кем будет трудиться и сколько ему нужно зарабатывать, чтобы хватило на содержание семьи.

– Я поняла главное: нужно полюбить, понять и принять ребенка таким, какой он есть, а не стоить планы на то, что он будет таким, как вы его видите, – уверена женщина. –
Прислушавшись, присмотревшись, вы должны будете сначала понять, каким он сам хочет стать, в чем он талантлив, и тогда уже будете осторожно развивать в нем именно то, к чему он сам стремится. Только почувствовав вашу поддержку, ребенок назначит вас главным взрослым в своей жизни.

Екатерина считает, что перед тем, как принимать ребенка в семью (неважно, в какую семейную форму воспитания), будущим родителям ребенка, который приходит в эту семью из интернатной системы, необходима консультация специалистов и курсы будущих родителей.

– Нас на эти курсы не направили, ведь мы планировали стать не опекунами, а усыновителями, но пока таковыми не стали, – рассказывает женщина. – Согласно действующему законодательству усыновителям эти курсы проходить не обязательно, хотя с этим я не согласна. Знаю многие семьи, которые хотят усыновить ребенка, посещают нашу группу поддержки приемных родителей и ищут возможность посещать такие курсы даже на платной основе, потому что ничего не знают о детской травме, о расстройстве привязанности, об особенностях развития детей, которые лишились родительского попечения. Будущим усыновителям очень нужны такие знания.

Когда Сережка уже жил у нас, знаний, которые я могла бы получить еще до того, как взяла этого ребенка в семью, мне крайне не хватало. И теперь мне приходится искать и добывать их, искать тренинги и тренеров. Впрочем, появление в нашей семье Сережи и натолкнуло меня на мысль о том, что заниматься самообразованием родителям не только приемным, но и тем, кто сталкивается с трудностями в воспитании собственных детей, стоит. И делать это следует постоянно. Это только кажется, что мы такие классные, если с одним или даже двумя детьми у нас не было проблем. Но они могут возникнуть с третьим или приемным ребенком. Я убедилась в этом на личном опыте, увидев, как сложно одолеть трудности без подготовки, без поддержки специалистов.

Поділитися:
Інші новини
Богданчик: «Коли я виросту, у мене буде сім’я!» Новини
14 грудня 2018
Богданчик: «Коли я виросту, у мене буде сім’я!»
Детальніше
До «пакунку малюка» додали нові речі Новини
13 грудня 2018
До «пакунку малюка» додали нові речі
Детальніше
Кожна дитина – супергерой! Новини
12 грудня 2018
Кожна дитина – супергерой!
Детальніше