Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



NEW!!! Нас читают в Лос-Анджелесе! Эксклюзивное интервью с приемной мамой из США (Часть 1)

Анна Рубцова с мужем Иваном Рубцовым уже более 15 лет являются приемными родителями в Лос-Анджелесе. Анна и Иван - оба родом из Украины. Оба сейчас работают в гибком графике, чтобы уделять больше внимания детям. Иван – юрист, специалист в области налогов (CPA). Кроме занятия детьми и работы по специальности, Иван преподает историю в русской школе. Анна помогает американским и иностранным бизнесменам в организации и выживании предприятий в условиях местной бюрократии, позволяя предпринимателям концентрироваться на собственном развитии. Их приемная семья старается брать русскоязычных деток (русских, украинцев, армян и евреев), чтобы у тех не было дополнительной травмы, языковых и культурных барьеров.

На данный момент постоянно в семье проживает 6 детей разного возраста, однако на выходных эта цифра удваивается за счет прихода в гости “бывших” приемных детей. Они приходят к Анне просто “отдохнуть”, поиграть и выговориться.
О том, как живется приемным родителям в Лос-Анджелесе, о схожести и различиях между приемными семьями Украины и США - специалист программы “Ринат Ахметов - Детям. Сиротству - нет!” Анастасия Белоусова поговорила с приемной мамой Анной Рубцовой.

 

Анна, как вы нашли наш портал «Ринат Ахметов – Детям. Сиротству – нет!»

– С вашим порталом я познакомилась случайно. Друзья из еврейской общины, которые мечтают взять ребенка в семью, скинули мне ссылку на анкету ребенка с вашего портала, так как знали, что я понимаю русский и украинский. Насколько я помню, там  был мальчик, у которого еще двое братиков и сестер.  Друзья спрашивали, могут ли они взять этих деток, на что я ответила, что тут нужно иметь украинское гражданство и все не так просто.

Но тогда меня ваш портал очень заинтересовал. До вас я подписалась еще на украинский чат приемных родителей. Там иногда переписываюсь с людьми, с некоторыми мы уже онлайн-друзья. Особенно меня задевают темы типа: «Вот в Америке такое невозможно. Это только в Украине беспредел, а в Штатах все классно и здорово». Я этого терпеть не могу и сразу начинаю возражать. Рассказываю, как у нас на самом деле, привожу множество примеров. Вообще такой обмен опытом очень полезен.

Да, многие ездят в США для обмена опытом, очень часто нам ставят в пример вашу систему охраны детства…

– Система ювенальной юстиции здесь очень серьезная, это верно. Но порой просто страшная. Если ребенок попадает в эту машину, вырасти нормальным человеком с неискалеченной психикой очень непросто, шансов практически нет.  Конечно, все зависит от того, к кому они попали конкретно, в какую приемную – патронатную, фостерную семью, и как там будут к ним относиться.

Наш портал занимается национальным усыновлением, а не международным, но все же, он вам тоже интересен, что очень радует.

Ваш портал - это для нас прекрасный обмен опытом. Возможность разобраться, где и как детям лучше жить - все это очень важно. Дети в любой стране – дети.  Единственное, что действительно в  Америке лучше - что здесь интернатов все меньше, их закрывают и больше денег выделяется на создание новых патронатных семей.. Даже если выбирать между интернатом и семьей, которая взяла ребенка на пару дней, то семья все-таки лучше.

 

В наших интернатах сейчас чаще всего остались либо дети-инвалиды, либо детки, у которых много братьев и сестер. Даже приемные семьи побаиваются взять шесть, семь или восемь братьев и сестер сразу.

– А я бы с радостью забрала. Это ж такая большая семья! У меня был ребенок, у которого было восемь братьев и сестер. Спустя шесть лет я его усыновила. Через 2,5 года я с трудом смогла забрать из системы его старшую сестру, а всех остальных мы потеряли... И сколько я ни билась, это было совершенно бесполезно. Связи с ними у нас до сих пор нет.

 В Америке можно усыновить одного из братьев  или сестер?

– Можно. Более того, это даже приветствуется, что меня очень сильно смущает. У нас было пять братьев из еврейской семьи, которых забрали в четыре семьи совершенно разных национальностей, вероисповеданий. Когда я попробовала через суд добиться объединения и забрать этих деток себе, суд отклонил мой иск по причине того, что дети и так уже устроены в семьи. Было очень обидно, потому что процесс усыновления этих деток еще не начался, они просто были устроены в семьи, но шанса объединить братиков мне даже не предоставили.

Расскажите немного о вашей семье, кого к вам устраивают?

– Мы – временное убежище для детей. В США очень часто забирают детей из полноценных семей. То есть не то, что их на улице нашли или у наркоманов забрали, нет. Очень часто забирают детей после того, как кто-то кляузу написал или мама с папой поругались, а ребенок случайно проговорился об этом в школе. 

Для Украины, слава Богу, такое вообще нереально.

– И в этом ваш плюс. У нас же  в 80% процентах случаев детей вообще не надо было забирать из семей и наносить им этим огромную травму. Ведь такое запоминается на всю жизнь. Потому мы с несколькими другими приемными и биологическими родителями кооперируемся, пытаемся выяснить, что было не так, и всячески способствуем возвращению детей в родные семьи. Но эта инициатива особо никем не поддерживается, службы за излишнюю активность нам даже угрожают разными санкциями. Зато с биородителями у нас сохраняются долгие дружеские отношения, потому что они прекрасно понимают: если бы не мы, они бы своих детей и не увидели.

А если ребенку, и правда, нельзя возвращаться в родную семью, куда его направляют после вас?

– У меня есть правило: если ребенок не возвращается в родную семью, он остается у меня навсегда. Минус нашей системы в том, что перебрасывать детей из одной семьи в другую здесь норма, мол, чтобы они не привязывались. Моя старшая удочеренная девочка Абигайль, которой скоро будет 18 лет, пожила в 13 разных семьях до того, как попала к нам.

Тринадцать семей? А почему так много?

– Каждый раз, когда она говорила, что ей что-то не нравится, ее отправляли в другую семью. Когда она побывала у нас в гостях, стала проситься к нам. Так вот с момента, как она просилась к нам и когда в итоге у нас оказалась, то побывала еще в четырех семьях!  К сожалению, соцработники, которые входят в положение ребенка и понимают его проблемы, встречаются очень редко. Я за таких держусь всеми силами. Когда у меня хороший соцработник, жизнь налаживается. По моим подсчетам, таких около 20%.

Вторая часть интервью с приемной мамой из Лос-Анджелеса

Поділитися:
Інші новини
«Мама мене била об батареї, а її брат випив та викинув мене у вікно». Блог Анастасії Білоусової, фахівця програми «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» Новини
27 листопада 2020
«Мама мене била об батареї, а її брат випив та викинув мене у вікно». Блог Анастасії Білоусової, фахівця програми «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!»
Детальніше
«На першій зустрічі дитина злякалася чоловіка, це нормально для першого побачення?». Відповідь психолога на запитання користувачів порталу Новини
26 листопада 2020
«На першій зустрічі дитина злякалася чоловіка, це нормально для першого побачення?». Відповідь психолога на запитання користувачів порталу
Детальніше
«Коли чую, що усиновителям не треба боятися діагнозів, трошки дивуюся».  Досвід мами-опікуна Тетяни Кобилінської Новини
24 листопада 2020
«Коли чую, що усиновителям не треба боятися діагнозів, трошки дивуюся». Досвід мами-опікуна Тетяни Кобилінської
Детальніше