Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Счастливые истории семей ДДСТ. Кузнецовы: «Чтобы быстрее достроить дом, я каждый день заходил на ваш портал и смотрел анкеты детей»

Всеукраинскому порталу усыновления «Ринат Ахметов – Детям. Сиротству – нет!» исполнилось 10 лет. К этой дате Фонд дал старт спецпроекту «Счастливые истории усыновления». Еженедельно мы  публикуем истории семей, жизни которых изменил портал sirotstvy.net. Рассказываем, какой путь они прошли, с какими трудностями столкнулись и как живут сейчас. Герои этой истории – семья Кузнецовых из Рубежного.  

Александр и Лидия Кузнецовы из Рубежного (Луганской области) воспитывают сейчас 10 ребят. Детский дом семейного типа Кузнецовых  рождался постепенно, катализатором процесса стал портал sirotstvy.net Фонда Рината Ахметова.  

«Когда в 2013 году я и жена поняли, что готовы дарить нашу любовь и заботу большему количеству детей, стало понятно: нам нужно расширить свой дом, – вспоминает Александр. – На тот момент у нас была только одна приемная девочка. Чтобы активизироваться, мы с женой каждый день заходили на портал sirotstvy.net и смотрели анкеты детей-сирот. Это была сильнейшая мотивация! После просмотра откуда-то брались силы – и я взлетал на стройку, словно на крыльях. Работа спорилась, как по волшебству. Мы настолько быстро умудрились выстроить второй этаж, что если в марте 2013 года у нас был только один приемный ребенок, то в декабре 2013-го нам разрешили взять еще четырех детей».

Усыновление – как семейная традиция

Как оказалось, мама Лидии Кузнецовой была приемным и единственным ребенком в своей семье. «В то время, в 50-е годы ХХ века, не было службы по делам детей, и процесс подбора ребенка был груб и прост, – рассказывает Лидия. –  Потенциальных родителей привели в полуземлянку, где на полу копошилась куча детей, и сказали: «Выбирайте, кто вам нравится». Мой дедушка потом рассказывал: «Видим, в сторонке сидит самая маленькая девочка. Грустная такая. И так нам стало ее жалко, вот и забрали».

Дедушка Ваня души не чаял в моей маме. Она плохо кушала, поэтому он брал с собой бутерброды, и они шли к Северскому Донцу нагуливать аппетит. Девочка выросла в любви и заботе, с отличием окончила школу и Институт химических технологий, вышла замуж – родила дочь, отработала всю жизнь на предприятии, вышла на пенсию и никогда не хотела найти своих кровных родственников. Потому что не хотела предавать любовь приемных папы и мамы. Она всегда говорила, что родители те, кто воспитал, а не те, кто родил. Так получилось, что уже мы с Сашей переняли опыт моего дедушки, только увеличили его в 10 раз».

Мужское решение

Как правило, препятствием для появления приемных детей в семье становится позиция мужчины. Но не в случае Кузнецовых. «Это все атавистическое неприятие чужой генетики, желание продолжения рода, стереотипы и предрассудки, – уверен Александр Кузнецов. –  Хотя стоило бы вспомнить, что славяне издавна вели общинный образ жизни, и сирот, оставшихся без родителей в ходе многочисленных войн, обязательно брали в семьи. Когда стало понятно, что с деторождением у нас с супругой есть проблема, я понял, что нужно произнести первое слово, и это должен быть я. Мне же пришлось решать и бюрократические проблемы, вооружившись цинизмом и толстокожей непробиваемостью, потому что женщина, которая ищет ребенка, становится крайне уязвимой психологически».

Долгий процесс становления

«Процесс заполнения анкет и сбора документов – занятие нудное, если не сказать скучное и рутинное, – рассказывает Александр. – Сводится он к унылому хождению по инстанциям, где на тебя зачастую странно смотрят и потом обсуждают за спиной. В конечном итоге мы окончили в Луганске курсы приемных родителей и там же познакомились с единомышленниками. Самым интересным было послушать тех, у кого уже были приемные дети, которые оказались не монстрами, а обычными мальчиками и девочками с обычными детскими проблемами. Как выяснилось, никто из них не говорил гадости приемным родителям, не гонялся с топором, не курил в школе и не убегал в неизвестность. Мы держали уши широко открытыми и поэтому узнали, как кто-то рассказывал, что в Сватово закрывается детский дом, где осталось с дюжину детишек».

Первый визит в детский дом

Как большинство новичков, Кузнецовы не собирались брать в семью подростка. «Речь шла о белокурой девочке в розовом платьишке лет четырех, – с улыбкой вспоминает папа. – Но мы никогда не были в детском доме, и нам очень хотелось увидеть ТЕХ САМЫХ детей. Как они выглядят? Как они разговаривают? Будут ли они плакать и просить, чтобы их забрали в семью или наоборот, грубыми голосами просить сигарет и денег на спиртное? Как полагается, купили пару ящиков печенья и конфет, и попали в детдом аккурат 8 Марта. Перед нами была делегация фирмы, торгующей косметикой и бытовой химией. Мы сели в самом уголке и жадно впитывали информацию. Смотрели, как воспитатели строем вывели воспитанников, как дети равнодушными голосами говорили слова благодарности, как гости на камеру вручили им по пакету косметики и химии, на камеру произнесли заученную речь и уехали.

А мы остались в своем уголке и поначалу ничем не привлекли интерес детей. Это и понятно. Подарки не привезли, печенье просто отдали нянечкам и не снимали это на камеру. Сидим, молчим и смотрим.

Дети равнодушно побросали пакеты с косметикой, особо ушлые нянечки их тут же подобрали. На первый взгляд, казалось, что эти мальчики и девочки просто балуются и болтают между собой, но мы то и дело ловили любопытные взгляды. Несколько девочек нарочито равнодушно прогуливались в нашем поле зрения, мальчики сели играть в шахматы. А мы вдруг увидели, казалось бы, ничем не примечательную девочку лет десяти. Страшно похожую на мою супругу в детстве. Сидит, вроде бы разговаривает с воспитательницей, а сама все поглядывает на нас. Потом мы-таки познакомились. Гале тогда было 14,5 лет».

Гораздо позже Галя рассказала: «Я в детдоме провела десять лет. Иногда приезжали спонсоры, иногда кого-то забирали в семьи. А я росла и понимала, что шансов попасть в семью у меня все меньше. А тут вы. Знаете, я прямо тогда, Восьмого марта всем рассказала, что меня забирают в семью!»

«С тех пор прошло почти семь лет. Когда Галочка попала к нам в семью, она не знала, что земля круглая, ненавидела биологию и презирала математику. Сейчас она учится в Восточноукраинском национальном университете, водит машину, прекрасно готовит и ругается на младших, когда они нас огорчают», – говорят Кузнецовы.

(Продолжение читайте в следующую пятницу)   

Поділитися:
Інші новини
Генетика дітей, або три міфи усиновителів. Коментар психолога Наталії Міщенко Новини
17 лютого 2020
Генетика дітей, або три міфи усиновителів. Коментар психолога Наталії Міщенко
Детальніше
Счастливые истории усыновления: Стрельбицкие. «Когда Ванюша первый раз забрался к мужу на колени, я увидела в его глазах абсолютное счастье» Новини
14 лютого 2020
Счастливые истории усыновления: Стрельбицкие. «Когда Ванюша первый раз забрался к мужу на колени, я увидела в его глазах абсолютное счастье»
Детальніше
Дещо про найбільший страх усиновителів. Коментар психолога Новини
12 лютого 2020
Дещо про найбільший страх усиновителів. Коментар психолога
Детальніше