Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Истории усыновления. Ольга и Владимир Паламарчук: «Мы решили не проводить «кастингов», и взять первых, кого предложат» (Начало)

Ольга и Владимир Паламарчук из Мариуполя не только усыновители, но и приемные родители. В их ДДСТ сегодня воспитываются 9 деток  в возрасте от 11 месяцев до 17 лет. Первое знакомство с Фондом Рината Ахметова у Ольги и Владимира состоялось в 2011 году, когда они стали активными пользователями портала sirotstvy.net.

«Мы выбрали двух деток на портале и одновременно собирали все необходимые документы, – вспоминает Ольга Паламарчук. – Однако пока мы все собрали, дети были уже в ДДСТ, и мы не решились забрать их оттуда, чтобы лишний раз не травмировать. С дальнейшим выбором нам помогли районные службы по делам детей. И уже в 2012 году Фонд Рината Ахметова пригласил нас, как усыновителей, на свое мероприятие; нам вручили подарки – красивые книги. Это было красиво и трогательно. Тогда мы еще не думали, что откроем ДДСТ, хотя мечта взять деток-сирот в свою семью возникла еще в юности».

«Я НЕ СМОГУ ПОМОЧЬ ВСЕМУ МИРУ»

«По образованию я психолог, – продолжает Ольга. – После окончания вуза устроилась на работу психологом в детский сад, видела разные семьи и разные ситуации. Оказалось, что даже будучи в родных и полноценных семьях, многие дети не получают ни тепла, ни воспитания, ни любви. Ничего. Мне так хотелось еще тогда отогреть, помочь, поднять каждого. И в то же время я понимала: чтобы реально помочь, нужно взять ребенка в свою семью и воспитать. Я не помогу всему миру, но смогу помочь какому-то конкретному ребенку. 

И когда я получила второе высшее образование, устроилась волонтером в училище, где учились выпускники интерната в Ясиноватой. Интернат был очень хороший, но его выпускники абсолютно не были приспособлены к дальнейшей жизни. Они не знали, что им нужно купить из одежды, где ее нужно купить; они не знали, что делать, когда обувь испортилась, какие продукты покупать, какую еду готовить…

Даже имея достаточное финансовое подспорье, эти дети не умели правильно им распорядиться. Многие голодали, милостыню просили. Помню, мальчик получил свои «подъемные» и полностью истратил их в комиссионке –  купил норковую шубу своей подружке. И вот они вдвоем остались с шубой и пустым кошельком. Таких случаев, когда покупались какие-то телефоны, гаджеты, золото, а потом все это сдавалось в ломбард за копейки, было очень много.

Словом, мы занимались адаптацией ребят ко взрослой жизни. Помогали составлять списки продуктов, учили выбирать вещи, планировать бюджет. Но за два года такой деятельности я убедилась, что все это малоэффективно. Только у трех-четырех ребят из 30 дальнейшая жизнь сложилась более-менее хорошо. Пока ты не возьмешь домой такого ребенка, не научишь, не вырастишь, толку не будет. Именно тогда созрело решение: хотя бы одного ребенка-сироту я усыновлю!

Когда мы стали встречаться с мужем, этот вопрос я подняла в числе первых. Мне было важно, чтобы моя половинка разделяла мои убеждения. Благо, Володе тоже была близка эта тема, мне не пришлось его уговаривать или убеждать. Через два года после нашего разговора мы усыновили двух деток».

 

ПЕРВЫЕ ДЕТКИ

Как мы писали, своих первенцев семья Паламарчук усыновила в 2012 году – братиков Лёню (3,5 года) и Толика (1,3 года). «Мы с мужем решили не проводить «кастингов», и взять первых, кого предложат,  – вспоминает мама. – Братики были в разных детских домах. Толик - еще в доме ребенка, а Лёня в детском доме. В первую нашу встречу мы подумали, что им еще меньше лет, чем на самом деле, настолько худенькие и маленькие они были. И тут столкнулись впервые с проблемой общения с персоналом детского дома, где был Леня.

Надо сказать, что до этого при сборе документов, в беседах с соцслужбами, врачами нам все помогали, шли навстречу. А вот персонал детдома нас поразил. Мы не ожидали такой агрессии. Видеться с ребенком нам разрешалось только на лестничной площадке (между вторым и первым этажом). Нам грозили: если вы хотя бы один день не приедете, Леню вам не видать. Несмотря на то, что мы жили в Мариуполе, а детдом Лёни был в Донецке. Это сейчас мы уже знаем: то было просто запугивание и глупость, но тогда мы очень сильно перенервничали и каждый день были, как штык, в детском доме, что бы ни случилось.

И, конечно, запугивали состоянием детей – физическим и психическим. У мальчиков действительно было множество проблем, но мы решили за них бороться. Лёне говорили, что он вообще ходить не будет, а теперь он бегает, прыгает, как все обычные дети. Про Толика говорили, что он сможет учиться в школе для умственно отсталых. Но оба братика сейчас учатся в обычной школе, хотя конечно, не идеально, но стараются в меру своих сил и здоровья».

(Продолжение читайте в следующий четверг)

 

Поділитися:
Інші новини
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» Хроніка досягнень. Книговидання та соціальна анімація Новини
07 серпня 2020
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» Хроніка досягнень. Книговидання та соціальна анімація
Детальніше
«Наша дитина готова розцілувати чужу людину. Як це подолати?» На питання з порталу відповідає психолог Новини
05 серпня 2020
«Наша дитина готова розцілувати чужу людину. Як це подолати?» На питання з порталу відповідає психолог
Детальніше
Готуємося прийняти дитину. Особливості розвитку дитини-сироти від 7 до 10 років Новини
04 серпня 2020
Готуємося прийняти дитину. Особливості розвитку дитини-сироти від 7 до 10 років
Детальніше