Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Сирітству — ні!»
Rozvitok Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Если приемный ребенок пережил сексуальное насилие

Одна из самых острых тем, о которых трудно писать и говорить, – насилие над детьми. К огромному сожалению, таких детей достаточно много. Речь идет о тех, кто долгое время прожил в неблагополучных семьях, был лишен заботы и опеки, а также о воспитанниках интернатных учреждений. Как вести себя родителям, когда приемный ребенок демонстрирует сексуализированное поведение? Об этом рассказала семейный психолог, привлеченный эксперт Фонда Рината Ахметова Марианна Лапина.

Нет четкой статистики случаев сексуального насилия над несовершеннолетними, поскольку эта тема – табу в нашей стране. Например, если это случается с ребенком, живущим в семье, чаще всего насильниками являются взрослые, которые близки к ребенку. Это могут быть родители, их друзья или знакомые. Подобные случаи трудно доказать, легче сделать вид, что ребенок чего-то не понял или ему показалось, и закрыть вопрос. Социальные службы могут забрать ребенка из семьи, если узнают об угрозе для его жизни или здоровья. Однако при отсутствии видимых причин ребенок может продолжать подвергаться насилию в семье многие годы.

В государственных учреждениях нередко сексуальное насилие над детьми тщательно скрывается, а иногда (гласным или негласным способом) поощряется сотрудниками.

Мой опыт общения с детьми, которые находились какое-то время в сиротских учреждениях, говорит о многих случаях «взрослых» взаимоотношений между старшими и младшими детьми, причем нередко воспитатели или другой персонал знали обо всем. Старшие или более сильные, применяя насилие, в том числе сексуальное, подчиняют себе более слабых, чтобы у них что-то отобрать или заставить выполнять какую-то работу вместо себя, а также как способ развлечения и удовлетворения подростковой сексуальности. Дети рассказывали, что воспитатели в некоторых случаях негласно поощряли такие «неуставные отношения» в детских домах, чтобы понадежнее удерживать контроль над детьми и налаживать дисциплину.

Жутких историй, о которых молчат дети, много. Даже взрослому человеку становится не по себе от всего услышанного. Невозможно полностью осознать, с чем приходится столкнуться маленькому человеку, у которого нет надежной защиты, нет семьи и родителей. Сексуальным насилием считают любое поведение взрослого в присутствии ребенка или с его участием, которое ведет к удовлетворению сексуальных потребностей взрослого.

Хочу сразу отметить, что сексуальное насилие – это не только контактное насилие. Когда ребенок живет в среде, где происходит то, что должно происходить только между взрослыми, это тоже травматично для маленькой души с неокрепшей психикой. Например, если мальчика или девочку привлекают к просмотру порнографической продукции или склоняют к участию в ее съемках, или если ребенок становится свидетелем половых контактов. Например, часто я слышу подобное от детей, живущих с мамой, которая приводила разных половых партнеров, и все происходило на глазах ребенка. Бывало, что детей сами взрослые вовлекали в такие отношения. Взамен тети и дяди давали что-то вкусное или поощряли как-то иначе. Малыш не способен понять и оценить действия взрослого. И тогда он считает такие взаимоотношения нормальными и даже хорошими. Ведь ему ничего плохого не делают, а еще он получает какое-то вознаграждение. Часто ребята подобные действия воспринимали как проявление любви и внимания, ведь другой заботы не было.

Сфера сексуальных отношений выходит за пределы осознания ребенка. Даже если не бьют, его развитию наносится большой вред. А если мальчик или девочка не хотят делать то, что от них требуют, испытывают боль, унижение, отвращение, тогда это опасно вдвойне. Такая травма одна из самых тяжелых и сложных для реабилитации.

Травматический опыт человек должен переработать, дать ему какое-то объяснение, попытаться встроить его в свою биографию. Для каждого из нас, а для ребенка особенно, важно понимать, что происходило в сложных ситуациях, определить значение и смысл этой истории из своей жизни. Только тогда последствия травмы смогут минимизироваться.

Но дети не могут дать определение и объяснение сексуальному насилию. Усиливается стресс вследствие того, что данная тема закрыта, и насильник делает все, чтобы об этом никто не узнал. Часто ребенку могут угрожать или поощрять к молчанию разными другими способами. Малыш может посчитать себя предателем, если откроет секрет, или будет бояться за свою жизнь или жизнь близких. В детских учреждениях нередко такое положение дел воспринимают как «нормальные отношения». Об этом я слышала от одного приемного отца, какое-то время он ходил в детский дом как волонтер, а потом на встречи с будущим сыном. Мужчина был дружен с администрацией, и ему говорили, что это нормальные отношения, никакого насилия здесь нет. Все «по договоренности». Детям это нравится, они так развлекаются.

Попадая в новую семью, ребенок, переживший сексуальное насилие, эту сторону своей жизни не спешит раскрывать принимающим родителям. Он может не решаться рассказать обо всем, так как не доверяет новой семье из-за прошлого негативного опыта. Ему нужно время для адаптации и чувство привязанности к принимающим взрослым.

Бывает, что дети вытесняют из памяти какие-то эпизоды своей жизни, особенно самые неприятные и болезненные. Происходит все неосознанно, включается психологическая защита, поэтому ребенок может не помнить о насилии.

Часто ребенок не относится к сексуальному насилию в прошлом как к чрезвычайному событию и считает, что такие отношения нормальны между людьми. Поэтому он не будет ни о чем говорить.

В какой-то момент приемная семья может заметить, что дитя ведет себя «не по возрасту». Родители могут столкнуться с так называемым сексуализированным поведением приемного ребенка. Этот термин служит для описания определенных действий, которые могут говорить о том, что ребенок пережил сексуальное насилие. К ним относятся имитация полового акта с игрушками или другими детьми, ранняя мастурбация (до подросткового возраста), также игры детей, в которых есть явные элементы «взрослых отношений»: недвусмысленные движения, слова, намеки и тому подобное. Ребенок может постараться найти и посмотреть порнографические материалы. Все упомянутое может говорить о насилии, если не всегда, то в большинстве случаев, особенно когда ребенок не достиг пубертатного периода. В подростковом возрасте многие из этих симптомов могут быть нормой.

В одной семье мама заметила, что ее приемные дети – дочь 8 лет и сын, которому только исполнилось 7, – часто пропадают из поля видимости. Они в последнее время не так часто, как раньше, играют с другими детьми. На вопрос, где бывают эти двое, другие дети ответили, что эта пара часто прячется в кладовке. Одна из девочек призналась, что восьмилетняя девчушка предлагала всем «заняться сексом» (правда, она выражалась по-другому) и только мальчишка, который с ней прячется в кладовой, согласился.

Когда приемная стала расспрашивать детей, что они постоянно делают, когда прячутся, ребята не хотели ни о чем говорить, а мальчик плакал и говорил, что больше не будет. После серьезного разговора родителей с девочкой та призналась, что они снимали трусики и трогали друг друга, пытались имитировать половой акт. По словам девочки, ничего плохого она не собиралась делать. Просто ей мальчик очень нравится.

Трудно передать состояние женщины. Она интерпретировала ситуацию как сексуальное насилие над мальчиком. Она узнала, что девочка в своей кровной семье жила в среде, в которой происходили по отношению к ней самой такие вещи. Но поведение ребенка было для нее ужасным, и она не знала, что делать дальше, боялась, что ребенок может допускать такое же и по отношению к другим детям.

Мы много беседовали с этой семьей. Говорили о причинах поведения этого ребенка, о том, что она в раннем детстве стала жертвой насилия со стороны взрослых. Теперь девочка пыталась воспроизвести прошлый опыт, понять, что с ней тогда происходило. Причем она не хотела навредить своему новому брату, даже наоборот. Таким способом восьмилетка хотела добиться расположение к себе от других ребят. Она наблюдала такой способ отношений раньше, не очень понимая, что в этом плохого. За нужное поведение, девочка получала вознаграждение в виде подарков и конфет.

Случаи проявления сексуализированного поведения не редкость, к сожалению. Именно это указывает на сексуальное насилие над детьми в их прошлой неблагополучной жизни. Родителям, конечно, в такой момент очень трудно. Они сталкиваются с проблемой, которая выходит за рамки их понимания. А если нет знаний и опыта, то подобная ситуация становится кошмарной, потому часто возникает желание избавиться от «испорченного» ребенка.

Именно ярлык испорченности нередко присваивают несовершеннолетнему, который рано проявляет сексуальное поведение, даже если он никому не причиняет вреда и об этом и не помышляет.

Как вести себя родителям, когда приемный ребенок демонстрирует сексуализированное поведение?

Важно понимать, что ребенок, который демонстрирует сексуализированное поведение, не стал ущербным или испорченным. Именно такие определения часто дают детям взрослые, говорят, что не смогут жить под одной крышей с новым членом семьи. А тот пытается понять, что с ним произошло и исцелить свои раны, но сталкивается с гневом, отвержением и неприятием себя.

Принимающим родителям важно знать некоторые правила, которые помогут справиться с ситуацией.

1. Дети, которыми пользовались как сексуальными объектами, никогда ни в чем не виновны, даже если они получали от этого удовольствие. Всегда виноват тот, кто к этому склонял ребенка – это взрослый, которому малыш доверял, или более старший или более сильный ребенок, если это происходило в условиях интернатных учреждений.

2. Что бы ни произошло, нельзя стыдить или упрекать мальчика или девочку в присутствии других людей, в том числе детей. Разговор о сексуализированном поведении должен состоится наедине. И тут, пожалуй, самая главная проблема для родителей – справиться сначала со своими эмоциями.

3. Дети, которые подвергались сексуальному насилию, в большинстве случаев имеют низкую самооценку. Они думают о себе как о человеке, с которым можно так обращаться. Часто вину они берут на себя, считая, что заслужили такое отношение к себе или провоцировали насильника.

Поэтому очень важной составляющей работы с ребятами будет повышение их самооценки. Это значит, что родители должны подчеркивать достоинства ребенка, больше хвалить даже за небольшие достижения.

4. Дети, в жизни которых сексуальные отношения с другими людьми были единственно хорошими (в остальных случаях их либо не замечали, либо били), могут принимать их как норму и добиваться таких же взаимоотношений в новой семье или других системах. Такие ребята могут проявлять свою любовь своеобразным, искаженным способом или провоцировать других к сексуальным неразборчивым отношениям. Такое поведение взрослые характеризуют как развратное, считают, что девочки или мальчики не могут справиться со своей сексуальностью. На самом деле в большинстве случаев они стремятся получить хоть суррогат любви, так как хотят внимания и заботы.

Взрослые могут в этом случае говорить о том, что есть совсем другие проявления любви, объяснить, какие объятия и поцелуи между детьми и взрослыми допустимы, а какие категорически не могут быть.

Понимая, что такие дети, как и все другие, нуждаются в телесном контакте, можно устраивать семейные «обнимашки», игры, в которых сначала обговариваются правила: какие могут быть контакты, а какие – нет. Важно ребенку показать другие способы взаимодействия, но только в том случае, если он позволяет себя обнимать и касаться себя.

5. Нужно объяснять ребенку на языке его возраста, какие сексуальные отношения здоровые, у кого они могут быть и когда. Важно, чтобы он понял, что это за часть жизни человека и когда это может быть нормальным, а когда нет. Рассказать, что на теле каждого человека есть запрещенные зоны, до которых никто без разрешения не может дотронуться. И любой человек, независимо от возраста, может и должен говорить «нет» тому, кто эти запреты хочет нарушить. В каждом конкретном случае лучше за помощью обращаться к специалистам, осведомленным о последствиях травмы сексуального насилия. К сожалению, не все специалисты-психологи и психиатры имеют об этом представление. Неоднократно мне приходилось слышать о том, что ребенку ставят диагноз, назначают лечение. При этом не уделяется внимание реабилитации – и травма усугубляется. Лучше не спешить, поискать специалиста.

Исцеляющей может быть среда, которая покажет, что ребенок достоин уважения, любви. И тогда он сможет рассказать, что ему пришлось пережить, когда для него это будет безопасно.

Также помочь могут терапевтические истории с подобным сюжетом или сказки. В них герой, пройдя испытания такого рода, выходит с достоинством, сохраняя хорошее отношение к себе, и делает мудрые выводы. Подобные истории можно поискать в интернете, в специальной литературе, придумать самим или вместе с ребенком.

Поділитися:
Інші новини
Брати Максим і Кирило розкажуть майбутнім батькам про силу любові Новини
05 вересня 2019
Брати Максим і Кирило розкажуть майбутнім батькам про силу любові
Детальніше
Благодійна організація «Фонд Ріната Ахметова»  запрошує на тренінг «Їжачок-колючка: як подарувати підлітку тепло» Новини
05 вересня 2019
Благодійна організація «Фонд Ріната Ахметова» запрошує на тренінг «Їжачок-колючка: як подарувати підлітку тепло»
Детальніше
Команда програми «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вирушила у відрядження на Дніпропетровщину Новини
03 вересня 2019
Команда програми «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вирушила у відрядження на Дніпропетровщину
Детальніше