Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Конфликты приемных родителей и детей

Семейный психолог, привлеченный эксперт Фонда Рината Ахметова Марианна Лапина рассказала читателям портала «Сиротству – нет!» о конфликтах между приемными родителями и детьми и важности их решения.

Все, что мы, взрослые делаем, видят, слышат и понимают дети, чаще всего исходя из своего представления. Именно наше поведение и объяснение его показывают ребятам, как устроен мир, какие взаимоотношения между людьми можно считать хорошими, а какие не очень. Глупо думать, что детей мы учим словами. Все наши попытки им сказать «правильные вещи», чтобы они их запомнили и вели себя так, разбиваются о стену наших неправильных поступков. Именно они становятся настоящими жизненными уроками. А дети делают выводы о том, что взрослые – это люди, которые поступают не так, как говорят, то есть лгут.

Несколько историй, рассказанные приемными родителями, не оставили меня равнодушной. Они о том, как поступают взрослые по отношению к детям. И я задумалась: что же могут чувствовать и понимать сами ребята в таких ситуациях?

Эти истории немного отличаются друг о друга, но у них схожий сюжет. Речь идет о подростках, в каких-то случаях – о младших детях.

Например, в одной из историй дети, прожившие в приемной семье больше семи лет, прошли вместе со взрослыми через многие трудности своей реабилитации, а достигнув подросткового возраста, вдруг заявили, что приемные родители их слишком ограничивают.

Казалось бы, ничего нового для тех, кто хоть раз в жизни сталкивался с поведением и желаниями ребят подросткового возраста. Даже вспомнив свои потребности в 12-15 лет, взрослые также могли бы сказать, что тут все в порядке. Все согласно психологии тинейджера: есть возрастные потребности, которые подростки удовлетворяют таким способом. Например, они протестуют против правил и рушат границы дозволенного взрослыми.

В случае с этими приемными детьми рядом оказались взрослые люди, которые стали жалеть «бедняжек», поддерживая идею о том, что приемные родители не очень-то и любят своих воспитанников, если они не позволяют каких-то вещей. Такими людьми оказались в данном случае сотрудники школы, где учились ребята. Эти же сотрудники начали говорить ученикам о том, что если бы они оказались в другой семье, все было бы по-другому, их жизнь кардинально бы отличалась от нынешней. Человек, который выступает таким защитником интересов приемных детей, не знает их психологии, не учитывает, что у ребят привязанность к семье недостаточно крепка из-за того, что их жизнь раньше часто кидала из одной системы в другую и была полна предательства. И, конечно же, такой подход к ребятам не мог оставить их равнодушными. Ведь в подростковом возрасте очень хочется больше свободы, меньше ограничений, приносит удовольствие общение с группой, которая для юношей и девушек становится самым важным звеном в их жизни.

Подростки решили, что у них есть шанс получить долгожданную свободу, и отправились с заявлением в службу по делам детей, которая определяет судьбу ребят со статусом «государственных». С этой минуты закрутилась бюрократическая машина, были созваны разные представители соответствующих служб. Начались обвинения приемных родителей в ненадлежащем исполнении обязанностей.

Детей передали на воспитание в другую семью, которая согласилась принять их. К новым родителям ребята пришли с ожиданием того, что их жизнь изменится, отношение взрослых к ним будет более лояльным, границы шире.

Второй случай я услышала в другом регионе. Очень похожая история о девочке, которая также протестовала против ограничений. Например, мама не позволяла ей курить и настаивала на возвращении домой в определенный час. Они часто ссорились, хотя до этого серьезных конфликтов не было. После очередной ссоры девочка-подросток написала «нужное» заявление в службу по делам детей, после чего сразу попала в приют, а через несколько дней – в новую семью. Она ожидала от новых родителей больше свободы и лояльности.

Такие истории совсем не редкость. Мой опыт общения с приемными семьями показывает, что в некоторых городах и районах это становится нормой. Как только ребенок начинает публично заявлять, что в семье ему плохо, соответствующие службы очень быстро реагируют, перемещая его в другую семью. Возможно, люди, которые там работают, видят наилучшее решение вопроса именно таким. Из тех сроков, в которых принимается решение, по откликам родителей, нередко в ситуации особо не разбираются, обвиняя приемную семью в некомпетентности или неправильном использовании денег, которые выплачиваются на ребенка. Иногда проблемы возникают на пустом месте. Например, конфликт из-за того, что приемные семьи не покупают детям гаджеты, которые те требуют. У мамы и папы при этом есть четкое объяснение причины отказа. Они не против самого присутствия новейших гаджетов в руках ребенка, но против некорректного использования их или зависимости от телефона, планшета.

В каждом случае свои проблемы, соответственно, могут быть и конкретные способы их решения. Только было бы полезно попытаться посмотреть на ситуацию со всех сторон и еще подумать о последствиях категоричных решений, таких как быстрая передача ребенка другой приемной семье.

Какие выводы могут сделать дети в таких ситуациях?

Давайте задумаемся о том, как выглядят подобные истории в глазах ребенка. Вот наступает момент, когда рамки и правила семьи становятся тесными. Это чаще всего случается ближе к подростковому возрасту. В этот период становятся важнее внешние связи, чем внутренние (с родителями и другими членами семьи). В это время ребенок выходит на новый уровень социальных взаимоотношений. Ему необходима настоящая дружба, он хочет нравиться сверстникам, играть весомую роль в жизни группы, которую для себя выбирает.

В этот момент ребенок чувствует, что ему важно отойти от семьи, ее традиций. Он воспринимает нормы морали как что-то слишком жесткое, а родители становятся менее авторитетными, чем раньше.

Если мальчик или девочка воспитывались в кровной семье всю жизнь, у них появляются мысли об этом и предпринимаются различные попытки сепарации от своих родителей. Именно в этом состоит потребность возрастного развития – первые попытки отдаления. Дерзкие высказывания в отношении взрослых, грубость, нарушение правил, протестное поведение, – все это инструменты, с помощью которых ребенок раздвигает границы. Ему даже могут прийти в голову идеи о том, что было бы хорошо куда-то уйти от этих взрослых, которые ничего не понимают. Но уходят подростки из дома в редких случаях, только когда совсем разрушены отношения или не все в порядке в семейной системе. В большинстве случаев постоянно происходят ссоры, стычки между детьми и родителями. Это и есть первые попытки сепарации от семьи. Мудрым родителям приходится пересматривать правила, раздвигать границы, чтобы сохранить отношения со своим ребенком.

У приемных детей примерно такая же психология. Они также стремятся к сепарации в определенном возрасте, проверяют свои возможности в социуме, ищут референтную группу. Они так же, как и все другие ребята, достигшие возрастного кризиса, начинают проверять границы взрослых, в том числе и в своей семье.

Но в отличие от «домашних» детей, приемные не так сильно привязаны к новой семье, даже если в ней живут десяток лет. Поэтому для них отношения с приемными родителями могут не иметь такой же ценности, как в связке «кровный ребенок – родитель», по многим причинам.

И вот в один прекрасный день мальчик или девочка говорят кому-то о том, что отношения не складываются с родителями. Раньше складывались, а теперь нет. Якобы взрослые не понимают их, наказывают за непослушание, не дают желаемого. Если кто-то посочувствует такому ребенку и скажет: «Да, действительно. Предки совсем забыли себя в этом возрасте», а потом добавит, что так бывает в жизни, с ними придется договариваться, убеждать их и тому подобное, после того, как всю семью немного поштормит, все наладится. Конечно, не сразу, не без ссор и истерик, но наладится. Что-то поймут родители, какой-то урок усвоит тинейджер.

Если же находятся «добрые» дяди или тети, которые поддерживают идею о том, что с родителями все плохо, что они неправильно относятся к ребенку и есть выход – уйти, тогда приемный подросток решит, что настал счастливый момент, которым следует воспользоваться. Ведь он хочет стать свободнее, нужно только разрушить границы, которые установили для него родители. Стоит только их убрать – и желаемое счастье наступит незамедлительно. Подростки остаются еще во многом детьми и совершенно не умеют видеть перспективы развития ситуации, они мыслят одномоментно.

Чаще всего ребята говорят о своем разочаровании и после перехода в другие условия, потому что новая семья, которую предоставляют службы как альтернативу, со временем становится похожей на предыдущую, со своими запретами, правилами и другими нюансами. Ведь настоящую свободу в том виде, который представляют себе подростки, им дать невозможно.

Но когда принимается быстрое решение о переводе в другую систему, ребенок верит, что будет счастье. К тому же, глядя на то, как все, кто собирается вокруг этой истории, поступают по отношению к нему, к его наставникам, приемный ребенок выносит для себя ряд ценных уроков.

Первый урок.
Взрослыми можно манипулировать. Когда ты продолжаешь свою линию «бедняжки», они откликаются и быстро все перестраивают. Поэтому там, где тебе верят, поступай именно так.

Нужно отметить, что подобные способы ребенок не раз уже использовал в своей жизни. Он мог вести себя таким образом в детском доме, когда приходили разные спонсоры, что помогало получить подарки. Дети, которые жили на улице или попрошайничали, знают такую модель выживания.

С приходом в приемную семью дети могли научиться новым стереотипам выживания, но и старые сохранились. А в подростковом возрасте пригодились.

Второй урок. «По-настоящему мы никому не нужны» – такой вывод приходит в голову в том случае, если приемные родители не боролись за возвращение своего подростка, показали себя с позиции такого же, как он, обиженного ребенка». Увидев это, ребята могут демонстрировать свои чувства, злиться, обострять ситуацию, придавая более негативный характер проблемам, которые возникали в семье между детьми и взрослыми.

Если приемные родители будут отвечать на вызывающее поведение детей в такие моменты негодованием, не смогут справиться со своими чувствами, то это приведет к усилению конфронтации, а впоследствии к решению детей не возвращаться.

Третий урок. «Мы никогда не станем для них родными». Дети находятся в подвешенном состоянии постоянно, ведь их статус в приемной семье, на мой взгляд, до конца непонятен никому. Ребята могут находиться в семье, испытывать привязанность и любовь к приемным родителям, сестрам и братьям. Но те взрослые, которые отвечают за их судьбу, в любой момент могут придумать что-то новое. Например, детей могут отдать усыновителям или передать в другую семью по каким-либо причинам. Поскольку границы приемных семей достаточно открыты, могут измениться правила по желанию кого-то извне. Например, представителя какой-либо социальной службы или исполнительного органа власти. Всегда есть риск перемещения таких детей. Поэтому в момент, когда складывается ситуация, подобная описанным выше, ребенок делает вывод о том, что он не совсем-то и любимый и скорее всего никогда не станет родным кому бы то ни было. Ведь с кровными детьми так бы не поступили взрослые.

Четвертый урок. «Мы все в зоне риска». После того, как из одной семьи ребенок перемещается в другую приемную семью, дети, которые продолжают жить в этой системе, теряют покой и чувство безопасности. Об этом я слышала от взрослых и ребят, в семьях которых произошла такая ситуация. Поскольку методы воспитания были поставлены в укор родителям, их компетентность для соответствующих служб оказалась под большим вопросом. На собраниях, где обсуждались ситуации, проскальзывала идея и о том, что семью нужно закрывать, так как у нее появились проблемы – чтобы не допустить в дальнейшем похожих ситуаций. Можно только представить чувства детей, которые были невольными свидетелями всех этих передряг. Их желания и привязанности могли вовсе не учитываться взрослыми. В этот момент родители перестали быть безусловными защитниками от всех бед. Уверенность в безопасности для всей семьи пошатнулась.

Пятый урок. «Мир нам должен». Часто яблоком раздора в ситуациях с подростками становятся именно материальные вопросы. «Доброжелатели» из окружения детей начинают говорить о том, что родители получают на них много средств. Они расспрашивают, что покупают детям, не ограничивают ли их. Иногда в основе конфликтам – сетования на то, что родители заставляют слишком много работать (учиться), не дают побыть ребенком.

Дети начинают задумываться над сказанным. То, что раньше им нравилось, считалось хорошим, теперь уже выглядит совсем иначе. Дети думают: «Если какие-то взрослые люди так считают, возможно, я чего-то не понимаю, и меня действительно ущемляют».

Такие «друзья» накручивают ребенка. Его доля ответственности перестает учитываться, а считаются только привилегии, которых, по мнению тех, кто никогда не воспитывал приемных детей, совсем мало. Когда ситуация доходит до критической точки и подростка забирают из семьи, он уже совершенно уверен, что чего-то недополучал, что люди ему должны только потому, что он сирота. Ведь именно такую идею подкинули ему «доброжелатели». И теперь ребенок будет продолжать свой жизненный путь, считая, что ему многое должны, забывая о своих обязанностях. Только опасность подобной точки зрения в том, что она формирует потребительское отношение к миру. И после выхода во взрослую жизнь нынешнему подростку будет очень нелегко наладить взрослые отношения с другими людьми. Он может навсегда остаться в позиции «мне все должны, я же сирота», снимая при этом с себя ответственность за свои поступки, решения и поведение.

Шестой урок. «Простой способ разрешения конфликта – уход из отношений». Дети учатся способам реагирования в семье, в том числе на разные конфликтные ситуации. Чем больше вариантов используют взрослые, тем шире будет репертуар возможностей и у их воспитанников. Если конфликт между подростком и его приемной семьей не пытаться разрешить, а выбрать простой способ – уйти из отношений, это может стать примером для ребят. Очевидно, в своих последующих отношениях дети из приемных семей будут его использовать. Например, во взаимоотношениях с друзьями, своими партнерами и даже со своими детьми.

Все, чего не хватает семьям в таких ситуациях, это человека, который бы помог справиться с конфликтом, выйти из эмоционального круга, где много обид, разочарования, претензий, и постараться взглянуть на ситуацию со стороны – помочь найти оптимальное решение. Вместо этого на семьи, с которыми я общалась, обрушился шквал обвинений, и было принято однозначное решение не в их пользу и, на мой взгляд, не в пользу ребенка.

Конечно, не все приемные семьи идеальны, как не может быть всех идеальных семей, воспитывающих только кровных детей. Но каждая семейная система уникальна, имеет свои традиции, правила и способы поведения в конфликтах. Иногда они не работают по отношению к приемным детям, и тогда их надо пересматривать, искать другие, пробовать находить подходящие для каждого конкретного ребенка. Но для этого нужно желание и понимание тех людей, которые должны создавать систему поддержки для принимающих семей. Речь идет о соответствующих службах, школе, в которой ребенок проводит много времени, специалистах общественных организаций, друзьях семьи.

На мой взгляд, все вопросы, связанные с детьми-сиротами и семьями, в которых они находятся, нужно решать более деликатно, чем выбор между «забрать» и «оставить». Ведь речь идет о жизнях многих людей. Не только конкретного подростка, но и взрослых, которые тратят много сил и времени для реабилитации травмированных ребят. Большинство их, делясь своими чувствами, говорят о разочаровании системой, ощущении предательства, когда их мнение и чувства не учитываются. А еще важно помнить и о других детях, которые все видят и понимают. Приемные родители на одной из встреч делились своими опасениями, что теперь каждый подросток, проживающий в семье, может решить, что ему пора переходить в другую семью. Возможно, там ему будет лучше. А если нет, то следующая семья его уже ждет. Это может стать угрозой для благополучия детей и семей.

Поділитися:
Інші новини
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей Новини
12 травня 2021
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей
Детальніше
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал Новини
11 травня 2021
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал
Детальніше
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері! Новини
07 травня 2021
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері!
Детальніше