Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



О пути к взаимопониманию с приемным ребенком

Приемный ребенок не понимает вас? Возможно, это потому, что правильные нормы поведения, которые вы ему прививаете, противоречат его личному опыту, полученному до того, как он попал в новую семью.

О проблемах адаптационного периода, которые вырастают из предысторий приемных детей, мы попросили рассказать читателям портала «Сиротству – нет!» Фонда Рината Ахметова психолога-консультанта Киевского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи, мастера социальной работы Веру Дризо.

– Приемные родители, усыновители часто говорят о сложностях адаптационного периода у принятых в семью детей. С чего начать путь к взаимопониманию с ребенком?

– Проблемы приемных детей вырастают из истории их предыдущей жизни, и это всегда предательство. Неважно, по каким причинам ребенок остался без родительского попечения, в душе он чувствует себя брошенным, даже если его родители умерли. Ребенок еще не понимает, что такое «умерли». Он чувствует себя оставленным своими родителями.

И за этим ощущением «меня оставили» кроется страх: «А что я буду делать?» Ребенок же чувствует, что он еще мал и зависим, как бы он ни хорохорился, позируя перед значимыми для него людьми. Мол, я уже все знаю и умею, попробовал это уже несколько раз. На самом деле он знает, что сам не справится, что зависим.

И в связи с чувством одиночества в этой жизни, в которую ребенка вытолкнули раньше времени, в душе его поселяется страх, и он может «выскочить» в любой непонятный для него момент. А отсюда вырастают и другие проблемы. Первая – это непонимание: «А что со мною будет?» Вторая – необъяснимая обида: «Почему со мной так поступили?» Страх парализует, лишает очень многих возможностей и диктует дальнейшее поведение.

Страх травмированного ребенка живет в нем, как бы притаившись, и может актуализироваться в любой стрессовый момент жизни этого человека, даже спустя многие годы. Мы, специалисты, считаем, что количество лет, прожитое ребенком в неблагополучной ситуации, нужно умножить на два – и получим тот временной отрезок, который потребуется для коррекции его состояния, чтобы хорошенько усыпить этот страх, поселившийся глубоко внутри, и научить человека справляться с ним.

Приемные родители имеют дело с ребенком, который живет с ощущением тотального одиночества. Он абсолютно уверен, что ему не на кого рассчитывать. Ведь самые близкие говорили, что они его любят, улыбались с момента рождения, а затем вдруг взяли и подло исчезли из его жизни, не предупреждая и не объясняя причин. Поймите и прочувствуйте это состояние, в котором находится такой ребенок. Он жил в семье, а потом вдруг не стало родных людей.

А если это случается в семьях, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах, там, где родители, даже присутствуя, ведут себя не лучшим образом? С одной стороны, ребенок на них рассчитывает, а с другой, – четко помнит, что вчера мама или папа, будучи в состоянии опьянения, были невнимательны к его потребностям, бессердечны и злы на него без причины. Он любил их, но в то же время не мог им доверять. Надеялся на них, но никогда не был уверен в них.

В такой дисфункциональной семье у ребенка формируются реакции выживания, которые диктуют ему инстинкт потребителя: жить одним днем и пользоваться тем, что есть здесь и сейчас. Это, как правило, примитивные реакции: вворовство, ложь, манипуляции, возможно, и агрессивное поведение.

Оставленный ребенок знает: если он будет тихим и послушным, то на него никто не обратит внимания, а если он закатит истерику, кто-нибудь его услышит, увидит и сделает для него то, что ему сейчас необходимо. Вот он и манипулирует новыми взрослыми сознательно или же неосознанно.

Следует помнить, что в основе поведения брошенного ребенка лежит базовый инстинкт человечества, благодаря которому оно существует до сегодняшнего дня, – инстинкт самосохранения. Он присущ каждому человеку, но у ребенка, которому приходилось выживать самостоятельно, развит особенно хорошо.

– Принимающие ребенка родители – люди благополучные, готовились к его появлению в семье. Они дают ребенку понять, что он может на них положиться и быть с ними откровенным? Что им предпринять, столкнувшись с такими поведенческими реакциями?

– Сразу принять всю «правильность» новых родителей и поверить им принятый ребенок не может, потому что помнит свой негативный опыт. Приемный ребенок будет слушать своих новых родителей и даже кивать головой в знак согласия, когда они будут призывать его быть с ними искренним и честным. Но он сделает это, скорее, из-за инстинкта самосохранения, опасаясь, что его все еще могут вернуть в интернатное учреждение. Но правильные слова новых взрослых входят в противоречие с личным опытом ребенка, которому он доверяет больше. Он ведь помнит, что когда он говорил правду, получал на орехи. Поэтому, если родителей вызовут в школу, то он, скорее, «потеряет» дневник с этим приглашением.

– И как же завоевать доверие брошенного ребенка? С чего начинать новым родителям?

– С себя. Нужно разобраться с самим собой. Что нас, новых родителей, больше всего раздражает, а что мы можем простить ребенку, узнав в нем самого себя в своем детстве и погрузившись вместе в свои воспоминания. Например: «Было дело в мои школьные годы, вырвал и я страничку из дневника с замечанием учителя. Мои родители расстроились, но ничего мне за это не было. Да я и сам расстроился оттого, что мама и папа огорчились. Они ведь мне доверяли. А про замечание учителя им все равно стало известно, но позже и не от меня, что их и расстроило. Лучше бы я сам сказал родителям». Родитель должен дать понять ребенку, что он может на него рассчитывать, что вы готовы вместе, исправить ситуацию.

Правдивая история взрослого из собственного детства вызовет доверие. Ребенок будет видеть, что родитель честен с ним и, возможно, сам примет решение быть искренним в своей жизни: «Ничего себе, этот вот «святой», правильный взрослый тоже, оказывается, такое делал, и его за это не били! Может быть, и мне не надо дневник прятать?»

Вспомнив свои детские шалости, вы как бы становитесь на одну позицию с ребенком. Вам будет легче понять его, а ему – вас. Это то, чего вы от него добиваетесь.

Также некоторые родители, можно сказать, договариваются сами с собой не реагировать на какие-то поведенческие реакции, относиться к ним с пониманием. Например, ребенок не убирает игрушки или у него творческий беспорядок на столе. Если это вас не слишком беспокоит, можно договориться и с самим собой, и с ребенком. Мол, я убираю на своей территории, а он на своей пусть делает, что хочет, пока это не начнет мешать ему самому.

Тогда я подскажу ему, как нужно сделать, и постепенно он научится действовать, как я, если ему это подойдет. А возможно, он найдет способ делать все как-то иначе.

Мелкое привирание тоже, возможно, не раздражает приемного родителя, по крайней мере, не всякого. Даже напротив, может вызывать умиление: «Смотрите, какой у меня адаптивный ребенок!»

У каждого из нас свои болевые точки. Мы реагируем только на то, что для нас важно и значимо. То есть нас, взрослых, раздражают разные детские реакции: то, что раздражает одного родителя, совсем не беспокоит другого. Поэтому мы должны определиться, с чем можем жить, и начинать строить отношения.

Вот почему так позитивно влияют на приемных родителей групповые встречи, которые не раз организовывал и Фонд Рината Ахметова в рамках программы «Сиротству – нет!» На этих встречах родители с удивлением узнают: то, что так раздражает их, оказывается, цветочки. «Слава Богу, у нас хоть такого нет, как у других, – говорят они. – Люди такое рассказывают!» На встречах выясняется, что в других семьях, где есть принятые дети, наблюдается то, что других участников встречи раздражает еще больше. Поэтому с самого начала нужно разобраться с собой, со своими болевыми точками.

– Для этого ведь и существует обучение родителей, которые намерены принять ребенка в семью?

– Во всем цивилизованном мире приемные родители проходят обучение. Я считаю это обязательным. Это как часть самостоятельной исследовательской работы родителя.

На подготовительных курсах или встречах приемных родителей мы просим их участников вспоминать о своем детстве, о том, как их воспитывали, как они становились более зрелыми, а что очень им мешало и что до сих пор «печет». Родитель должен разобраться в том, что для него важно. И на момент приема ребенка первое, что он должен делать, это просто наблюдать, знакомиться с ним. Об этом мы поговорим в нашей следующей беседе.

Поділитися:
Інші новини
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей Новини
12 травня 2021
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей
Детальніше
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал Новини
11 травня 2021
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал
Детальніше
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері! Новини
07 травня 2021
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері!
Детальніше