Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Рінат Ахметов – Дітям.
Сирітству – ні!»
Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Вера Дризо: «Если принятый ребенок инициирует разговор с новыми родителями о своем прошлом, он должен состояться»

Специалисты программы «Сиротству – нет!» Фонда Рината Ахметова продолжают беседу с психологом-консультантом Киевского городского центра для семьи, детей и молодежи, мастером социальной работы Верой Дризо. Сегодня речь пойдет о том, как найти подход к принятому ребенку, познавшему предательство.

Как мы говорили, проблемы адаптационного периода приемных детей в новой семье вырастают из предысторий их жизни. Поэтому те «правильные» нормы поведения, которые внушают ребенку его новые родители, входят в противоречие с его личным опытом.

– С чего же родителю начинать поиск пути к взаимопониманию с принятым ребенком, у которого позади печальный опыт предательства и вытекающие отсюда поведенческие реакции?


– Начинают все со знакомства друг с другом уже дома, под одной крышей. А для того чтобы познакомиться, мало трех дней. Нужно пожить с принятым ребенком минимум пару месяцев. Как говорится, нужно пуд соли съесть, чтобы узнать друг друга.

Знакомясь, следует помнить о том, что не стоит изображать из себя светило педагогики. Здесь, прежде всего, потребуется ваше умение налаживать контакты с людьми. В первую очередь вам предстоит наладить эмоциональный, душевный контакт с ребенком, которого вы приняли в свою семью. Вам нужно стать приятным и полезным ему. Потому что факт воспитания – это одно, и это будет позже и постепенно, а факт взаимоотношений – другое, и с этого все начинается.

Родителям нужно сначала выстроить доверительные отношения: доверие, взаимное уважение, взаимопомощь и интерес друг к другу. Это фундамент. И только на базе этих отношений мы сможем влиять на ребенка и корректировать его поведение. Другого пути нет.

– И как же новой семье стать взаимно приятными друг другу? Наверное, это комплексный подход?

– Начните, образно говоря, с блинчиков, с удовлетворения базовых потребностей ребенка. Блинчики говорят об отношениях. Если вы можете приготовить для ребенка праздничное блюдо, требующее немало времени и усилий, он это увидит. Обязательно сделайте так, чтобы он увидел весь процесс. Ребенок оценит вашу заботу, интерес к его базовым потребностям.

А рисование, футбол, вышивка – это вы «нащупаете» в процессе наблюдения за ребенком. И когда увидите, что он проявляет интерес к какой-то деятельности (то ли творческой, то ли спортивной, то ли технической), начинайте осторожно, «наощупь» предлагать ему сначала какие-то совместные действия в этом направлении. А затем уже будете предлагать самостоятельное развитие в этом ключе: кружки, секции, занятия с педагогами.

– А если вселенское одиночество, обиды на бросивших или невольно оставивших его родителей не отпускают ребенка и он хочет поговорить с новым родителем о своем прошлом? Некоторые родители признаются, что не готовы к этому. Часто, видя, что негативные воспоминания вызывают у ребенка продолжительные депрессии, они пытаются договориться с ним о том, что о прошлом беседовать не будут.

– Да, бывает так, что новые родители не готовы или боятся. А некоторые вообще убеждены, что прошлое ребенка было такое ужасное и травматичное, что заглядывать туда – значит самому упасть в пропасть. Договариваются с ребенком не вспоминать, не проговаривать его прошлое новые родители потому, что боятся за себя – берегут себя. Ведь еще не знают, как реагировать на услышанное. Не знают, что им говорить по поводу биологических родителей принятого ребенка, которые или бросили его или невольно оставили – серьезно заболели, умерли.

– То есть в беседе о прошлом ребенок невольно услышит от новых родителей оценку его биологических мамы и папы, которые его бросили или оставили?


– Да, принятый ребенок будет внимателен даже не к оценке (возможно, новый родитель вообще ее не озвучит), а к реакции. Он будет внимательно следить за реакцией на его рассказ, в которой тоже будет видна оценка слушателя. Поэтому даже если вы осуждаете поведение его биологических родителей, что естественно, поскольку они, например, вели аморальный образ жизни, в результате чего и бросили своего ребенка, то вы ни в коем случае не должны озвучивать эту свою оценку.

Вы должны попытаться понять, почему они оставили своего ребенка. Возможно, на тот момент у них не было иного выхода. Проникшись этой ситуацией, вы в какой-то мере поймете их. Поймете, что они искали выход для себя и для ребенка. И нашли единственно верным такой, пусть социально неприемлемый, выход. Но только так, возможно, удалось сохранить жизнь и здоровье родителям и ребенку.

Новым родителям еще в процессе подготовки к приему ребенка в семью нужно в принципе сознательно избавиться от позиции осуждения биологических мамы и папы своего будущего дитя.

В дальнейшем приемный ребенок увидит и поймет, что существуют такие поступки людей, которые вызывают у его новых благополучных родителей отторжение, осуждение. Но в то же время новые родители готовы к пониманию того, что к подобным поступкам привели определенные причины, что просто так люди не бросают своих детей. Да, такие поступки могут не нравиться благополучным людям – новым родителям ребенка. Но с другой стороны, мы ведь сами не знаем, как поведем себя в экстремальной ситуации.

Поэтому некая толерантность к другому человеку, к его недостойному, с нашей точки зрения, поведению, должна присутствовать, тем более что именно это поведение биологических родителей ребенка и подарило нам возможность реализовать свое желание стать родителем, быть полезным этому маленькому человеку. Если бы кто-то не бросил его, как бы тогда новые мамы и папы исполнили мечту всей своей жизни?

Поэтому мы выслушиваем ребенка, но не осуждаем его близких, значимых взрослых из его предыдущей жизни. И его самого настраиваем не осуждать их и отпустить ситуацию.

– А если родители не готовы услышать ужас всего пережитого принятым ими ребенком?


– А если не готовы, то честно признаются: «Я не готов сейчас об этом говорить. Мне будет слишком тяжело. Давай я немного подумаю, и мы выберем время для этого».

– Но разговор все же должен состояться?

– Если ребенок его инициирует, однозначно. Если не инициирует, то родитель не обязан инициировать его сам. Вы можете, собственно говоря, и не заглядывать в бездну, где живут чудовища, если сам ребенок не стремится туда снова. А если стремится, то готовимся морально. Готовимся разделить его душевные переживания и выслушиваем его с уважением и толерантностью.

– А если ребенок уже пришел в новую семью с чувством осуждения биологических родителей? Как настроить его на толерантное отношение к ним, научить прощать, отпускать прошлое?

– В моей практике приходится сталкиваться с тем, что дети, рассказывая о своих биологических родителях, осуждают их поведение, высказывая то ли собственное мнение, то ли суждение, услышанное от кого-то. Но после длительного знакомства с этими детьми я пришла к выводу, что они зачастую говорят нам то, что, как полагают дети, мы хотим от них услышать. Мы ведь «правильные» взрослые, значит, для нас неприемлемо поведение «неправильных», которые бросили ребенка.

На самом деле дети не осуждают своих родных. Они любят их любыми. Любят и «неправильных». Просто в силу своего возраста еще не до конца осознают это. Да, иногда они могут сердиться на них, могут даже осуждать и ругать. Но через десять минут будут топать ножками и говорить: «Все равно моя мама была лучше всех». И даже приписывать ей качества лучшие, чем были у нее на самом деле.

Поэтому чаще всего, если ребенок, попав в новую семью, говорит о своей биологической семье, которая покинула его, с осуждением, он не доверяет новым родителям. Он их проверяет, испытывает, наблюдает, как они себя поведут в этой ситуации?

Если ребенок рассказывает о том, что его родители выпивали, били его, что он заслуженно обижается на них и осуждает такое поведение, что вполне естественно, родителям не стоит тут же торопиться и вторить ему: «Да, и мы тоже осуждаем». Хотя и это вполне естественно. Напротив, в этом случае еще важнее сохранить толерантность. Например, сказать: «Я тебе искренне сочувствую. Я восхищаюсь, как стойко ты пережил эту ситуацию. Но не могу осуждать твоих родителей, я не был с ними знаком». Вы еще вернетесь к этому разговору и не раз, но, заняв такую позицию, вы поможете ребенку в дальнейшем простить своих родственников и отпустить прошлое, которое мешает ему двигаться дальше – развиваться.

Поділитися:
Інші новини
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей Новини
12 травня 2021
Команда “Рінат Ахметов - Дітям. Сирітству - ні!” вирушає на Донеччину за новими анкетами та відео історіями дітей
Детальніше
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал Новини
11 травня 2021
NEW!!! 15 світлин дітей з Вінницької та Волинської областей щойно завантажені на наш портал
Детальніше
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері! Новини
07 травня 2021
Програма «Рінат Ахметов – Дітям. Сирітству – ні!» вітає всіх матусь України з Днем матері!
Детальніше